?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у eva_gorlan в Забытые жертвы фашизма. ФОТО
Когда наблюдаешь за действиями местных чиновников, часто складывается впечатление, что одни памятники истории важнее других. Например, в Луганске городские власти всегда чтят Пилон славы, памятники Неизвестному солдату и жертвам ОУН-УПА.  Эти памятники расположены в центре города, поэтому во время праздников особого труда прийти и возложить к ним цветы не стоит. Но как же быть с памятниками и мемориалами, которые судьба забросила на окраины города?

22 июня в Украине официально провозглашено Днем скорби и чествования памяти жертв войны. В одном только Луганске больше тридцати памятников, посвященных жертвам войны. Но мы не будем писать обо всех, а посетим братскую могилу жертв фашизма, или Мемориал «Не  забудем, не простим».

16062013929

Братская могила находится на окраине города по пути в аэропорт. Там, в противотанковом рве, в ноябре 1942 года немецкие солдаты расстреляли две тысячи детей, женщин и мужчин - мирных граждан, большинство из погибших были евреями. Впрочем, некоторые историки называют цифру в три тысячи, а по другим данным, на этом месте погребены двадцать тысяч человек.

Добраться до мемориала довольно легко - стоит только свернуть с трассы, ведущей к городскому аэропорту, на разбитую дорожку, под которой, кстати, тоже погребены люди, в основном дети. Буквально пять минут ходьбы, и мы увидим сам Мемориал, а на нем табличку: «Памятка истории. Братская могила жертв фашизма. Охраняется государством. Повреждение карается законом».

Дальше за аркой можно увидеть и саму братскую могилу, хотя захоронения не заканчиваются за ее пределами: по информации историков, тела погибших погребены в радиусе километра от мемориала, что, впрочем, не мешает луганчанам строить дома на прилегающей территории.

На сегодняшний день мемориал почти полностью зарос, за густой травой в некоторых местах не видно мраморных надгробий, а железные таблички с именами опознанных погибших местные вандалы украли еще несколько лет назад. Впрочем, восстанавливать их никто не стал. Сейчас о железных табличках напоминают лишь небольшие дырки на плитах.P6130605

Сам памятник - советский воин с мертвым ребенком на руках – разительно отличается от блестящих на солнце «центральных» памятников города. Давно выцветший, в потеках и покрытый плесенью, солдат уже скорбит не только по расстрелянному фашистами ребенку, но и как будто еще больше согнулся под тяжестью равнодушия и жестокости, с которым он столкнулся в 21 веке.

Кровавый закат одного ноябрського дня

Нам удалось встретиться с очевидцем массовых расстрелов в Луганске. Григорию Никифоровичу в 1942 году было 13 лет, тогда ему, подростку, довелось увидеть, как немецкие солдаты расстреляли тысячи людей.

В 1942 году Григорий Журавлев каждый день  пас стадо коров на поле, недалеко от места, где сейчас стоит Мемориал жертвам фашизма. 2 ноября он с братом отправился в лесок возле привычного пастбища.  В начале ноября в Луганске уже было холодно, поэтому парни отправились за дровами, чтобы натопить печь. Как только начало светать, братья Журавлевы взяли тачку и отправились в путь. Но остановились, увидев, как из соседского дома, где жила семья евреев Соболевых, выходят хозяйка дома и ее 7-летняя дочь Лиля.

Юноши поинтересовались, куда в такую рань отправляются Соболевы с мешками за плечами. «А мы на землю обетованную, в Палестину», - ответила женщина.

«Мы, конечно, удивились, а она рассказала, что ночью немцы привезли им приглашения, в которых было написано, что нужно собраться рано утром, потому что всех евреев на самолетах отправят в Израиль. Приглашения были не просто на листочках обычных, а на красивой лощеной бумаге с рисунками, на которой золотыми буквами был отпечатан текст и от руки вписаны имена и фамилии. Текст был примерно такой: «Такому-то явиться завтра в 6.00 на стадион им. Ворошилова (сейчас стадион «Авангард» - ред.), иметь при себе продуктов на три дня и не больше трех килограммов ценных вещей на человека». Кроме этого, было указано, что нужно взять с собой лопаты «для надела земельных участков», т.к. евреям в Израиле якобы будут давать землю. И люди верили, а кто не верил, тех заставляли силой туда идти», - рассказывает Журавлев.

И, действительно, с утра в городе был слышен гул самолетов, у которых прогревали двигатели. Это обстоятельство вселяло людям надежду.

P6130619Так как им было по пути, Журавлевы и женщина с дочкой пошли вместе. «Когда мы подошли к стадиону, мы увидели целую тучу людей, а вокруг них выстроились немцы с собаками и пулеметами. Соболева уже собралась, но я ей показал, что по улице идет колонна людей, которых гонят немцы с собаками. Колонна очень длинная, нам даже конца ее не было видно. Я говорю: «Тетя, это что-то не то. Там же стреляют в тех, кто пытается убежать. Вам туда идти не надо». А она плачет и говорит:  «Нет, я поеду, наши все едут, и я поеду». Я просил хотя бы Лилю семилетнюю с нами оставить, но мать не захотела и пошла вместе с дочкой на стадион. Потом мы увидели, что людей начали загонять в машины», - рассказывает ветеран.

«Сначала машины ехали по направлению к полю, а потом стали пустые возвращаться. Я говорю брату: «Коля, а ведь ни один самолет не взлетел»», - вспоминает Григорий Никифорович.Парням ничего не оставалось, кроме как взять тачку и идти дальше за дровами. По пути их обгоняли машины, полностью заполненные людьми, которые кричали, что их везут расстреливать, и называли свои фамилии в надежде, что кто-то услышит и запомнит. Но улицы Луганска были пустынными: при немцах люди боялись лишний раз выходить из домов.

По дороге братьев остановил немецкий патруль, но им удалось пройти, т.к. они сказали, что идут не в сторону поля, где были слышны выстрелы, а в лес. Журавлевы дошли до возвышенности, с которой было видно поле на несколько километров. «Мы увидели, что невдалеке от нас расстреливают людей. Потом немцы нас заметили, начали стрелять, поэтому нам пришлось упасть на землю и ползком добираться в балку, где сейчас центральный вход на кладбище. Чуть позже мы смогли подойти так близко к месту расстрела и спрятаться за терновниками, что нам было слышно даже разговоры немцев», - рассказал Журавлев.

Братья увидели, как на машинах привозят людей и выгоняют из них, запуская туда собак, потому что люди не хотели выходить. Тех, кто вышел, сразу заставляли раздеваться догола и проходить через шеренгу немецких солдат, которые срывали у мужчин и женщин кольца и вырывали серьги и зубы. Снятую одежду перебирали другие немцы, среди которых были и женщины: что нужно, откладывали в ящики, которые грузили в легковые машины, а что не нужно, бросали в костер.

Григорий Никифорович вспоминает: «Крики стояли ужасные. Детей немцы сразу вырывали из рук, там ведь даже груднички были. Их брали за руки и подносили к немцу в белом халате, который мазал им под носом чем-то желтым, после чего их кидали в окоп (потом мы поняли, что это был яд, который они вдыхали и умирали). В это время взрослых заставляли закидывать землей этих детей».

Были среди людей и те, кто пытался убежать и перебраться на другую сторону противотанкового рва, но там их ждал бронетранспортер и немец, который стрелял раненым в головы. Потом тогда еще подросток Гриша Журавлев, выпасая коров, будет находить по всему полю разложившиеся трупы и скелеты тех, кто хотел спрятаться под кустами терновника, но не выжил.

«Взрослых и детей старше 10 лет ставили в шеренгу к противотанковому рву. Они брались за руки, и в них начинали стрелять. Людей расстреливали с утра, весь день и до вечера, постоянно подъезжали все новые машины. А закат в этот вечер был такой красный, прямо кровавый», - рассказывает свидетель трагических событий.

Когда братья поняли, что все немцы уехали и уже не вернутся, они вышли из-за кустов и пошли к месту расстрела. «Подбегаем, Боже мой, а все окопы заполнены голыми людьми, некоторые и них еще были живы, кричали: «Мама, папа!», «Деточки мои!», пытались встать. Противотанковый ров, который был шириной в семь метров, глубиной в четыре и больше ста метров в длину, был полностью забит людьми», - с ужасом вспоминает Григорий Никифорович.

Возле противотанкового рва были еще боевые окопы (высотой 1,9 метров), которые луганчане рыли еще до прихода немцев. Эти окопы были забиты детьми.  Здесь подросткам открылась ужасная картина: дети лежали мертвые в новых красивых костюмчиках, с бантиками и ленточками, и у каждого под носом было намазано желтой отравой.

В одном из окопов Журавлевы увидели отдельно лежавшего старика и девочку лет 9-10. Видно было, что в старик мертвый, но в него не стреляли, т.к. у него не шла кровь.  Скорее всего, умер от разрыва сердца, решили мальчики. Мужчина был одет в черный костюм с галстуком, в красивое пальто в клетку. Потом стало известно, что этот старик был известным на то время хирургом по имени Михаил Кац. Мальчики вбили колышки возле старика, а в 1944 году рассказали об этом властям, и на том месте установили мраморную плиту с именем луганского врача, погибшего от рук фашистов.

Безразличие, которое убивает память

Григорий Журавлев рассказал, что немцы в Луганске создали своеобразное гетто на ул. Карла Маркса, огороженное колючей проволокой, где в основном жили одни евреи. Там их заставляли выполнять тяжелую работу: чинить дороги, возить песок, и обращались как с рабами. В частности, людей впрягали в телегу и заставляли возить песок, при этом немцы подгоняли их плетками.

«У меня был друг, по национальности еврей, Миша. В его доме жили немцы. Один раз я шел, вижу - он дрова рубит, я предложил пойти со мной, он бросил топор и пошел. А на следующий день его уже привязали, чтобы он не смог убежать. Потом я видел, как немцы впрягали его в тачку и заставляли катать их по двору. Так они развлекались: били его плеткой и смеялись. А потом и его не стало, наверное, его расстреляли там, в противотанковом рве», - говорит ветеран.

Уже после войны советская власть приняла решение построить на месте массового расстрела евреев мемориал «Не забудем, не простим». Во время его создания засыпали все окопы и противотанковый ров, выровняли землю, а над окопом, куда немцы бросали детей, сделали асфальтированную дорогу.

Сейчас Григория Никифоровича возмущает то, с каким безразличием люди относятся к памятнику жертвам фашизма: «Я раньше часто туда ходил, приносил полевые цветы, и никогда там ни цветочка не видел, ни дерева никто не посадил. Я ходил и в еврейскую общину, говорил: почему вы не ухаживаете за мемориалом, там же тысячи ваших родственников? Но никто не хочет ничего делать, на реставрацию памятника, говорят, нет денег. А ведь можно просто покосить заросли, посадить деревья, поставить лавочки».

Недавно появились разговоры о том, что жители близлежащих коттеджей хотят построить возле мемориала православный храм. И хоть большинство расстрелянных на том месте людей не были православными христианами, возможно, такая забота лучше, чем просто замалчивание существования этого мемориала, что происходит со стороны местной власти. В последнее время луганские власти приловчились устраивать парады, митинги, исторические реконструкции. Чиновников так увлекла игра в «войнушки» и реконструкции, что они стали чаще поднимать тему Великой Отечественной войны. Только вот памятники почитают одни и те же, а Мемориал жертвам фашизма тем временем все сложнее увидеть за буйными зарослями.

Больше фото тут http://polemika.com.ua/news-120551.html#title



.

О нас

свеча
lugansk_life
Жизнь Луганска

Метки

Текущий месяц

May 2014
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com